Платонов Сергей Федорович (биографические сведения)

Историк Платонов: биография, личная жизнь, достижения

Платонов Сергей Федорович (биографические сведения)

Историк Платонов Сергей Федорович – исследователь, живший на рубеже XIX-XX вв. Наибольшая часть его работ посвящена периоду Смутного времени в России. Также он активно занимался археографией, собирал и издавал источники, публиковал биографии государственных деятелей, учебники по отечественной истории, которые пользуются популярностью и в наше время.

Детство и юность

Сергей Федорович Платонов родился в г. Чернигове 9 августа 1860 г. Он был единственным ребенком в семье. Его предками являются калужские крестьяне. Отец и мать мальчика, Федор Платонович и Клеопатра Александровна, были коренными москвичами.

Когда у них родился сын, Ф. П. Платонов работал заведующим Черниговской губернской типографии. Через 9 лет его перевели в Санкт-Петербург.

Там Федору Платоновичу доверили должность управляющего типографией Министерства внутренних дел, а затем пожаловали и титул дворянина.

В северной столице протекала в дальнейшем вся педагогическая и научная деятельность историка С. Ф. Платонова, хотя он с детства питал особую любовь к Москве. В 1870-1878 гг. он учился в гимназии, где на него оказал большое влияние учитель русской словесности. В этом возрасте Сергей Федорович не планировал стать историком. Он мечтал о том, что будет литератором, и писал стихотворения.

В 18 лет Платонов поступил в Петербургский университет. Во время учебы на историко-филологическом факультете его увлекли лекции преподавателей К. Н. Бестужева-Рюмина, В. И. Сергеевича и В. Г. Васильевского.

Это определило окончательный выбор сферы деятельности будущего ученого. По протекции Бестужева-Рюмина С. Платонова оставили после окончания университета в 1882 г. при кафедре для подготовки к защите диссертации.

В качестве объекта исследования он решил выбрать Смутное время (1598-1613 гг.), когда прервалось правление царей из рода Рюриковичей, а в стране было тяжелое экономическое положение.

Будущий ученый-историк Платонов работал на совесть: для разработки кандидатской диссертации он использовал свыше 60 произведений древней русской письменности, а общая продолжительность исследований составила 8 лет.

Чтобы изучить необходимые документы, он побывал в 21 архиве Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Казани, обследовал хранилища 4 монастырей и Троицко-Сергиевой лавры.

В 1888 г. он успешно защитил степень магистра, что позволило Сергею Федоровичу получить должность приват-доцента, а спустя год – профессора в университете. Его магистерская монография после опубликования была удостоена Уваровской премии РАН, которая присуждалась за выдающиеся труды по русской истории.

После окончания университета историк Сергей Платонов начал заниматься преподавательской работой, которая продолжалась более 40 лет. Сначала он был учителем в средней школе. В 1909 г. Платонов издал школьный учебник по истории. В 23 года ученый начал вести лекции на Бестужевских курсах.

Это было одно из первых высших учебных заведений для женщин в России. Также Сергей Федорович работал в Пушкинском лицее, с 1890 г. стал профессором Санкт-Петербургского университета, а в 1901-1905 гг. – его деканом. Разработанные им курсы по истории читали и в других учебных заведениях.

С 1903 г. он преподавал в высшем Педагогическом женском институте. Впоследствии Сергей Федорович стал его директором. При нем это учреждение стало целым комплексом, в составе которого были детсад, гимназия, подготовительный класс и институт с 2 факультетами.

Научно-исследовательская работа

Одновременно с педагогической деятельностью Сергей Федорович вел и исследовательскую работу.

В первой публикации, что являлась частью кандидатской диссертации, он искал причины возникновения междоусобиц во времена Смуты и методы, с помощью которых они были преодолены.

Заслугой русского историка Платонова является то, что он не только досконально изучил архивные материалы, но и издал множество ценных первоисточников.

В 1894 г. Сергей Федорович становится одним из членов Археографической комиссии, а в дальнейшем он принимает участие во всероссийских Археологических съездах. Сочинения историка Платонова принесли ему в эти годы широкую известность в учительских и научных кругах. Его избирают в члены научно-исторических обществ, работающих в разных городах.

Наибольшая активность его научной деятельности пришлась на 20-е годы ХХ в. В 1920 г. его избирают академиком РАН, в 1925 г. он был назначен директором Библиотеки Академии наук, а в 1929 г.

– секретарем отделения гуманитарных наук АН СССР.

Кроме того, он работал заведующим отделением русской и славянской археологии в Русском археологическом обществе и председателем многочисленных обществ («Старый Петербург», «Пушкинский уголок», любителей древней письменности и других).

В 20-е гг. он не только много трудился, но и путешествовал. Сергей Федорович посетил Париж и Берлин, где общался со своими научными коллегами.

В это время он издает несколько книг из серии исторических портретов («Образы прошлого»):

  • «Борис Годунов».
  • «Иван Грозный».
  • «Петр Великий» и другие.

После поездки на север России Платонов опубликовал ряд статей о прошлом и освоении этого края, а также книгу о ранних связях страны с западноевропейскими государствами «Москва и Запад в XVI-XVII вв.».

В эти годы Сергей Федорович также начал работу над трудом «История России» в 2-х частях, однако закончить его не удалось в связи с политическими гонениями.

«Академическое дело»

В конце 20-х гг. началось сворачивание НЭПа. Одновременно развернулся беспрецедентный террор советской власти против интеллигенции. Русский историк Платонов стал объектом травли со стороны школы М. Н. Покровского. Ученого обвиняли в антисоветчине, называли классовым врагом на историческом фронте, против него был выпущен сборник клеветнических статей.

12 января 1930 г. Сергея Федоровича отстранили от всей административной работы и арестовали вместе с младшей дочерью. Данный период в жизни ученого совпал и с личным горем в семье – летом 1928 г. умерла его жена. Несмотря на трудности, он продолжил работу над своей монографией «История России». Возможно, это было своеобразной отдушиной для него.

По сфабрикованному «Академическому делу» ОГПУ привлекли более 100 человек, в том числе четырех академиков.

Арестовали большое количество ленинградских и московских ученых, полностью была разрушена система историко-культурного краеведения.

Против историка Платонова выдвинули сначала обвинение в утаивании важных политических документов, а затем в руководстве монархическим заговором против советской власти.

Сергей Федорович находился в доме предварительного заключения в течение 11 месяцев, а затем 8 месяцев в следственном изоляторе «Кресты» в Петербурге. В августе 1931 г.

его приговорили к 3 годам ссылки в Самаре, но его дочерям разрешили сопровождать отца. Они поселились на окраине города. 10 января 1933 г. историк Платонов умер от острой сердечной недостаточности.

Тело ученого похоронили на городском кладбище.

После смерти Сергея Федоровича во всех учебниках по историографии за ним закрепилось клише монархиста, учителя детей императорской семьи. В 1960-е гг. его полностью реабилитировали и восстановили в списках академиков.

Личная жизнь

В июне 1885 г. Сергей Федорович женился на Надежде Николаевне Шамониной. Ее род происходил из тамбовских дворян. В молодости она училась в московской женской гимназии Софьи Николаевны Фишер. Это учебное заведение Надежда Николаевна окончила с отличием, а затем в 1881 г.

поступила на историко-филологическое отделение Бестужевских курсов, где преподавал и Сергей Федорович. Как и историк Платонов, вклад в науку внесла и его жена, она переводила труды древних философов, а также была биографом писательницы Н. С. Кохановской.

За ряд публикаций о ней Надежда Николаевна получила Ахматовскую премию Академии наук.

В браке у них родились 9 детей, из которых трое умерли в младшем возрасте. Единственный сын Михаил впоследствии стал профессором химии Ленинградского технологического института. В марте 1942 г. его расстреляли. Три дочери, Нина, Наталия и Мария, также умерли в 1942 г. Дочь Надежда эмигрировала с семьей в Париж. Вера, Надежда и Нина пошли по стопам своей матери и окончили Бестужевские курсы.

Вклад в науку

Творчество Сергея Платонова как историка России имело большое значение в науке. Его основная работа «Очерки по истории Смуты» не только не потеряла читателей за эти годы, но и созвучна нынешнему времени.

Он был первым на рубеже XIX и XX веков, кому удалось дать подробную и всестороннюю оценку историю Смуты.

В своих трудах Сергей Федорович сочетал основательность источниковедческой петербургской школы историков и учет социологической многофакторности, свойственной московской школе В. О. Ключевского.

Как считал Платонов, задача историка – это не обоснование политических взглядов, а отражение главных моментов истории общества с максимальной объективностью. Поэтому стиль его работ отличался сухостью и ясностью, отсутствием риторики.

Сергей Федорович всегда стремился изучать и проверять первоисточники, а не следовать положениям, которые были сформулированы предшественниками.

Благодаря этому его работы, наряду с трудами Ключевского, представляют особую ценность для исторической науки.

Источник: https://FB.ru/article/430380/istorik-platonov-biografiya-lichnaya-jizn-dostijeniya

Платонов Сергей Фёдорович — Биография

Платонов Сергей Федорович (биографические сведения)

Серге́й Фёдорович Плато́нов (16 (28) июня 1860, Чернигов — 10 января 1933, Самара) — русский историк. Член-корреспондент Петербургской академии наук с 5 декабря 1909 года по Историко-филологическому отделению, действительный член Российской академии наук с 3 апреля 1920 года.

Единственный ребёнок в семье коренных москвичей, заведующего Черниговской губернской типографией Фёдора Платоновича Платонова и его жены Клеопатры Александровны (урождённой Хрисанфовой). В 1869 году они переехали в Санкт-Петербург, где отец будущего историка дослужился до управляющего типографией Министерства внутренних дел и выслужил с 1878 года потомственное дворянское достоинство.

В Петербурге Сергей Платонов учился в частной гимназии Ф. Ф. Бычкова. Каникулы юный гимназист проводил в доме московских родственников на окраине Петербурга. На семнадцатом году жизни долго и тяжело болел тифом.

О занятиях историей вначале не помышлял, писал стихи и мечтал о карьере профессионального литератора, что и привело 18-летнего юношу в 1878 году на историко-филологический факультет Петербургского университета. Однако невысокий уровень преподавания литературоведческих дисциплин в университете и блестящие лекции профессора К. Н. Бестужева-Рюмина по русской истории определили его выбор в пользу последней.

Из факультетских профессоров на него оказали наибольшее влияние вышеупомянутый К. Н. Бестужев-Рюмин и, отчасти, В. Г. Васильевский, а также профессора юридического факультета В. И. Сергеевич и А. Д. Градовский.

Платонов был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию.

Первоначально намеревался посвятить свою магистерскую диссертацию общественному движению, которое создало ополчение князя Дмитрия Пожарского, но лишний раз убедился в правильности мысли о том, что всякое серьёзное исследование в области древней русской истории невозможно без тщательной разработки источников. По этому пути и решил пойти, избрав в качестве объекта исследования историко-литературные памятники Смутного времени.

Для решения поставленной задачи привлёк более 60 произведений русской письменности XVII века, изученных им по 150 рукописям, многие из которых оказались открытием для науки.

В 1888 году опубликовал диссертацию, которая сначала печаталась в Журнале Министерства народного просвещения, отдельным изданием, а 11 сентября того же года успешно защитил её на степень магистра русской истории, что позволило ему занять с 6 февраля 1889 года должность приват-доцента, а с 1890 года — профессора по кафедре русской истории Петербургского университета.

В 1895—1902 годах был приглашён (как один из наиболее талантливых университетских профессоров) в качестве преподавателя русской истории к Великим князьям Михаилу Александровичу, Дмитрию Павловичу, Андрею Владимировичу и Великой княгине Ольге Александровне.

Исходя из высказанной С. М.

Соловьёвым «широкой исторической идеи», согласно которой начало новой России следует искать не в реформах Петра I, а в событиях Смутного времени, определил тему своей докторской диссертации: «Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI—XVII вв. (опыт изучения общественного строя и сословных отношений в Смутное время)». Первые строки диссертации написал в начале 1896 года, а в 1899 году «Очерки…» вышли отдельным изданием.

30 октября 1899 года защитил «Очерки…» в Киеве в университете св. Владимира в качестве докторской диссертации (официальным оппонентом выступил профессор В. С. Иконников).

С 1900 по 1905 год был деканом историко-филологического факультета Петербургского университета.

В 1903 году возглавил только что организованный Женский педагогический институт (первый в России женский педагогический вуз), который привёл в образцовое состояние.

В 1912 году к 30-летию преподавательской деятельности был утверждён в звании заслуженного профессора, после чего в январе 1913 года вышел на пенсию, передав кафедру своему ученику С. В. Рождественскому и перейдя на ставку сверхштатного профессора.

В 1916 году ввиду начавших его тяготить административных обязанностей оставил директорство и в Женском педагогическом институте. В том же году переехал со всем семейством в просторную квартиру на Каменноостровском проспекте.

К Октябрьской революции отнёсся отрицательно, посчитав её случайной и ни с какой точки зрения не подготовленной, однако уже через несколько месяцев был вынужден пойти на сотрудничество с большевиками, помогая Д. Б. Рязанову налаживать работу по спасению петроградских архивов и библиотек.

В первые послереволюционные годы вновь взвалил на себя нелёгкий груз административных и общественных должностей:

  • в 1918—1929 годах — председатель Археографической комиссии;
  • в 1918—1923 годах — директор Археологического института;
  • в 1918—1923 годах — заведующий Петроградским отделением Главархива;
  • с апреля 1923 по октябрь 1925 года — председатель археологического отделения ФОН Петроградского университета;
  • председатель Археологического общества;
  • председатель Союза российских архивных деятелей;
  • заведующий Учёной комиссией по истории труда в России;
  • редактор Особой научной географической комиссии;
  • председатель Комитета по изучению древнерусской живописи;
  • редактор журнал «Вестник знания»;
  • главный редактор (председатель редакционного комитета) «Русского исторического журнала».

3 апреля 1920 года Общим собранием Российской Академии наук был избран (за большой вклад в развитие русской исторической науки) её действительным членом (что могло произойти и гораздо раньше, если бы не отрицательное отношение к его кандидатуре со стороны ряда влиятельных академиков кадетского толка, вроде А. С. Лаппо-Данилевского).

На рубеже 1920-х годов задумывал большую работу о начале Русского государства, поговаривал и о необходимости пересмотра работ А. А. Шахматова, однако всем этим планам не было суждено осуществиться.

В 1922 году был назначен (после смерти А. С. Лаппо-Данилевского) руководить работой Постоянной исторической комиссии Академии.

1 августа 1925 года стал (после смерти академика Н. А. Котляревского) директором Пушкинского Дома, а 22 августа того же года был избран директором Библиотеки АН СССР (БАН).

В том же году будто бы запретил А. А. Введенскому (специалисту по истории Древней Руси) читать в Первом историческом исследовательском институте при ЛГУ в «духе времени» доклад о революции 1905 года на Урале и потребовал замены этого доклада докладом о Строгановской иконе.

В 1927 году завершил свою работу в ЛГУ.

11 июля 1928 года выступил в Берлине перед своими немецкими коллегами с докладом «Проблема русского Севера в новейшей историографии». Там же имел контакты и с некоторыми представителями русской эмиграции, в том числе со своим бывшим учеником Великим князем Андреем Владимировичем, что в дальнейшем было использовано против историка.

В сентябре 1928 года отказался от директорства в БАН, а в марте 1929 года — и от директорства в Пушкинском Доме.

В 1929 году на мартовской сессии АН СССР был избран академиком-секретарём Отделения гуманитарных наук (ОГН) и членом Президиума АН.

В ночь на 12 января 1930 года был арестован вместе со своей младшей дочерью Марией чекистом А. А. Мосевичем по подозрению «в активной антисоветской деятельности и участии в контрреволюционной организации».

После 19-месячного пребывания в Доме предварительного заключения на ул. Воинова (бывшей Шпалерной) и печально знаменитых ленинградских «Крестах» был выслан 8 августа 1931 года в сопровождении двух своих дочерей, Марии и Нины, в Самару, где 10 января 1933 года скончался в больнице от острой сердечной недостаточности. Был похоронен на городском кладбище.

«Дело» Платонова

6 ноября 1929 года в канун праздника ленинградская «Красная газета» преподнесла читателям новость:

В Академии наук были спрятаны важные политические документы. Академик С. Ф. Ольденбург отстранен от должности непременного секретаря.

Некоторые из этих документов имеют настолько актуальное значение, что могли бы в руках Советской власти сыграть большую роль в борьбе с врагами Октябрьской революции как внутри страны, так и за границей.

Оказалось, что членами Правительственной комиссии Наркомата рабоче-крестьянской инспекции СССР по проверке аппарата Академии наук «в одной из комнат» Библиотеки АН (БАН) были обнаружены нигде не зарегистрированные списки лиц, получавших «особое вознаграждение за борьбу с революцией».

Также членам комиссии был предъявлен запечатанный пакет, в котором оказались подлинные экземпляры отречения от престола Николая II (его подпись была засвидетельствована министром двора В. Б. Фредериксом) и его брата Великого князя Михаила. Председатель комиссии Ю. П. Фигатнер подчеркнул:

В распоряжении правительства этих документов не было.

Среди других бумаг, обнаруженных членами комиссии в рукописном отделении БАН, были материалы Департамента полиции, корпуса жандармов, царской охранки и контрразведки. В Пушкинском Доме были обнаружены переписка Николая II с петербургским генерал-губернатором Д. Ф.

Треповым по поводу событий 9 января 1905 года, архив московского губернатора и шефа жандармов В. Ф. Джунковского, материалы посла Временного правительства в Лондоне В. Д. Набокова.

В Археографической комиссии оказались ещё более интересные документы: архив ЦК партии кадетов, архив ЦК партии эсеров, архив Объединённой социал-демократической организации Петербурга, списки членов Союза Русского Народа, шифры жандармского управления, дела провокаторов, материалы Учредительного собрания и Комиссии по его роспуску, часть архивов П. Б. Струве и А. Ф. Керенского.

Из уст Фигатнера и прозвучало впервые имя непосредственного «виновника» случившегося — академика Платонова. Учёный пытался оправдываться:

Как непременный секретарь, так и сам я не придали особой актуальности документам и подвели их под действие постановления 16.11.1926 г. …О том, что правительство их ищет 12 лет, нам известно не было. …Тов.

Фигатнер не различает терминов «архив» и «архивные материалы» и злоупотребляет первым.

В составленной вице-президентом АН А. Е. Ферсманом по поручению председателя СНК СССР А. И.

Рыкова «Докладной записке…» от 6 ноября 1929 года основным виновником был назван Платонов, которому было предложено подать в отставку, что он и сделал через два дня. Однако его отставка ничего не дала.

На рубеже 1929/1930 годов пошли аресты историков и краеведов, был арестован и сам Платонов, на квартире которого были обнаружены револьвер иностранного производства, а также письма на его имя от Великого князя Константина Константиновича (младшего) и П. Н. Милюкова.

На следствии Платонов вёл себя мужественно, несмотря на угрозы в отношении арестованных дочерей, и долго отказывался дать нужные показания. Сломал историка следователь А. А. Мосевич, указавший, что правдивые показания нужны не следствию, которому всё и так ясно, а истории. Учёный сдался:

Касаясь своих политических убеждений, должен сознаться, что я монархист. Признавал династию и болел душой, когда придворная клика способствовала падению б. царствующего Дома Романовых.

Далее было установлено, что в одной из приватных бесед в кабинете Платонова он указал на более подходящую с его точки зрения кандидатуру Великого князя Андрея Владимировича как претендента на русский престол по сравнению с выдвинутым русскими белоэмигрантами-монархистами Великим князем Кириллом Владимировичем.

Получив недостающее звено, следствие выдвинуло обвинение в создании Платоновым в Академии наук контрреволюционной монархической организации под названием «Всенародный союз борьбы за возрождение свободной России», целью которой являлось свержение советской власти и установление конституционно-монархического строя во главе с Великим князем Андреем Владимировичем. Причём роль будущего премьер-министра отводилась самому Платонову. Всего по делу «Всенародного союза борьбы за возрождение свободной России» проходило 115 человек.

Следствие продолжалось более года. 2 февраля 1931 года на чрезвычайном Общем собрании АН СССР её новый непременный секретарь, член ВКП(б) академик В. П. Волгин сообщил об установлении факта участия академиков Платонова, Е. В. Тарле, Н. П. Лихачёва и М. К.

Любавского в контрреволюционном заговоре и предложил их исключить из состава её действительных членов. После этого слово взял президент АН А. П. Карпинский.

Стенограмма его выступления не сохранилась, но «Красная газета» сообщила о «контрреволюционной вылазке» учёного, который якобы назвал необязательным исключение Платонова и его коллег из Академии (каковое всё же состоялось).

На рубеже января/февраля в Ленинграде состоялся суд над Платоновым и Тарле, на котором оставшиеся на свободе младшие коллеги и ученики Платонова отрекались от него, возможно из опасений за свою судьбу.

Приговор для арестованных оказался сравнительно мягким — 5 лет ссылки в Куйбышев, где он и умер. Нарком просвещения Луначарский отзывался о нем: “Ума палата… замечательный историк правых убеждений”.

Научная и юридическая реабилитация

Со второй половины 1930-х годов нигилистическое отношение к работам Платонова и его учеников начало постепенно уходить в прошлое.

20 июля 1967 года Платонов был полностью реабилитирован определением Военной коллегии Верховного Суда СССР.

5 апреля 1968 года постановлением Президиума АН СССР он был восстановлен в Академии.

Источник: http://pomnipro.ru/memorypage28700/biography

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.